21:12 

Возвращаясь домой

Автор: Kai_Kiei (она же Sauri_Osaki)
Название: Возвращаясь домой
Пейринг: Какаши/Рин
Жанр: романтика, юмор, повседневность, fluff
Статус: завершен
Рейтинг: PG
Размещение: с моего согласия.
Предупреждение: ООС персонажей
Дисклеймер: Все права принадлежат Кишимото-сенсею, а я так, просто балуюсь))))))).

Пролог

Тихая безлунная ночь окутывала мирное селение. Да, селение было мирным, но этот покой был лишь обманчивой иллюзией. Хотя простые жители об этом и не знали. Чтобы сохранить мир, горстка людей, именуемая шиноби, каждый день рисковала своими жизнями. Но зачем простому обывателю знать такие вещи? Все это лишь мелочи жизни. Правда в том, что каждый из нас хочет самого простого. Счастья, любви, семьи, домашнего уюта. А шиноби? Шиноби тоже люди, пусть сильнее многих из нас, пусть их возможности даже за гранью человеческого понимания, но, не смотря ни на что, они остаются людьми и их желания не так уж отличаются от наших.

Хатаке Какаши возвращался домой из долгой и утомительной миссии. Нет, он не жаловался. Ведь он уже так много добился в свои неполные 19 лет, он уже был командиром подразделения АНБУ, где его уважали, а некоторые даже боялись. Его карьера стремительно взлетала вверх. Так чего же ему было жаловаться? Однако за все приходилось платить: затяжные, подчас даже смертельно опасные миссии, разлука с родиной, с друзьями. Но как говорят французы, такова жизнь! И в глубине своей души он с ними соглашался. К тому же возвращаться всегда приятней, чем уходить. Вот и сейчас он стоял на ветке дерева и смотрел, как под ногами расстилается его родная деревня. Тихая и сонная, совсем не изменившаяся, и в душе Хатаке гордился, что этот покой он мог удерживать собственными руками.
Двигаясь бесшумно, словно кошка, охотящаяся на свою добычу, он пробирался по селению. В эту секунду ему хотелось лишь одного, побыстрее добраться до своей маленькой квартиры и рухнуть спать. Перепрыгивая на очередную крышу, его глаз зацепился за одиноко горевшее окно в плотном мраке ночи. Что-то заставило его остановится и Какаши вплотную подошел к окну. Заглядывать в чужие окна не самое лучшее, что можно было придумать в этот час, но он просто подчинился мимолетному импульсу.
В практически пустой комнате, в которой горела лишь одна лампочка, обмотанная самодельным абажуром из газет, находилась молодая женщина. На руках она держала крохотного малыша и слегка покачивала его. Хатаке видел, как двигаются ее губы, словно бы она пела ему колыбельную. В комнату вошел высокий, светловолосый мужчина. На нем была форма дзенина, видимо он был ее мужем. Скорее всего, молодой человек только что вернулся с дежурства. Он подошел к жене и склонился над своим ребенком. Сколько любви и нежности было в его взгляде. Молодая мать улыбалась, ведь что еще нужно женщине? Всего лишь, чтобы любимые и родные люди были рядом. Их жизнь только начиналась, пусть они жили в пустой квартире, с обшарпанными стенами и лишь легкими намеками на мебель, остальное все придет, со временем. Главное, что у них было куда больше. Их маленький мирок, заключавшейся лишь в их семье, но этого было достаточно, чтобы быть счастливыми.
На лице Хатаке невольно появилась грустная улыбка. Он отошел в тень, не желая нарушить эту семейную идиллию.
Молодой шиноби продолжил свой путь, но в памяти запечатлелась картина, увиденная всего минуту назад. Она никак не хотела покидать его. Несмотря на войны и конфликты, люди продолжали жить, строить семьи, создавать новое будущее.
Какаши остановился у входной двери своей холостяцкой квартиры. Что ждало его внутри? Лишь холод и тишина. Ему было грустно и вдруг захотелось поменяться местом с тем парнем. Ему вдруг нестерпимо захотелось побыть немного счастливым. Почему-то в голове сразу же возник образ Рин, его давней подруги детства. Они уже давно не видел ее. Эти его поездки, череда непрекращающихся миссий, не давали такой возможности.
«Если подумать, то ее квартира находится совсем недалеко, лишь в нескольких кварталах отсюда», - пронеслось в его голове и ноги, будто получив невидимый приказ, сами понесли его туда, он даже не сразу понял, что стоит перед ее дверью.
«С другой стороны, Рин, наверное, давно уже спит, а тут я намылился», - промелькнуло в голове молодого гения.
Он осторожно обогнул угол, из окна квартиры лился мягкий приглушенный свет.
«Похоже, я становлюсь извращенцем», - усмехнулся Хатаке. «Уже второй раз за ночь я подглядываю в чужие окна». Он заглянул внутрь.
Мягкий свет напольной лампы наполнял комнату. Рин сидела на бежевом диванчике, поджав под себя ноги. На ней была простая, домашняя одежда. Легкий кашемировый свитерок постельных тонов и светлые шорты. Непослушные, пышные волосы девушка забрала на затылке в хвост, но одна прядка все же выбилась и Рин накручивала ее на свой изящный пальчик. В руках она держала какую-то книгу, но было видно, что она ее не читает. Взгляд девушки мечтательно блуждал по комнате, на губах застыла легкая улыбка. Весь образ Рин был пропитан какой-то детской наивностью, но это придавало ей небывалое очарование. Особенно красили ее ямочки на все так же по-детски пухлых щечках. Хотя с возрастом в ней все больше и больше появлялась женская грациозность и мягкость. Какаши не мог оторвать от нее взгляд, так заворожил его ее вид.
Но тут на диван прыгнуло большое белое чудовище. Ее кот, которого Рин ласково звала Юкибу (прим: снежок;). Белоснежный гигант примостился в ногах девушки и стал об нее ластится, Рин рассеяно чесала его за ухом.
Какаши улыбнулся. Этого котяру подарил ей он. Правда, год назад никто бы не подумал, что он вымахает до такого размера. Он вспомнил, как это произошло. Какаши тогда только начал дрессировать своих собак-ниндзя. Правда и собак-то у него было не густо. Один Паккун. Еще тогда резвый и довольно наглый щенок, Паккун не слишком рвался его слушаться. И юному кинологу было довольно сложно совладать, пусть и с мелким, но своенравным подопечным. На одной из тренировок, Паккун вдруг решил проявить характер и сбежал от него. Хатаке пришлось обыскать всю деревню, прежде чем он нашел песика на одной из помоек. Паккун заливался радостным лаем, был уже весь грязным и кого-то зажимал в углу. Оттуда доносилось яростное шипение. Когда Какаши подошел поближе, то увидел серый комочек шерсти, гневно сверкавший разными глазами, один был зеленый, другой голубой. Ему ничего не оставалось, как отогнать питомца и бросится на выручку бедного, как ему показалось в тот момент, животного. Правда «бедная» зверюшка совсем не считала себя таковой, и Хатаке здорово досталось. Вот тогда-то у него и появилась идея подарить котенка Рин. К тому же кто-то же должен был осмотреть его распластанные в кровь руки.
Какаши вспомнил, как загорелись радостным огнем глаза Рин, когда он преподнес ей эту животинку, яростно вырывавшуюся из его рук. На удивление котик, оказавшись на руках новой хозяйки, сразу же успокоился и даже замурлыкал. Хотя Рин было невозможно не любить, это чувствовали даже животные. Они провели веселый вечер. Какаши рассказывал ей про борьбу с этим монстриком, а Рин охала и ахала над его «боевыми» травмами, а сам герой дня мирно посапывал в не весть откуда выуженной Рин корзинке, сытый и даже вымытый.
Иногда, когда они позже случайно встречались где-нибудь, то Хатаке спрашивал ее об здоровье Юкибу, такая у них выработалось привычка. Рин смеялась и говорила, что «малыш» чувствует себя превосходно, и даже приглашала проведать его. Хотя Какаши не рвался встречаться с этим чудовищем, к сожалению, у них обоих сложилось не слишком лестное мнение друг о друге. И видя сейчас, в кого превратился котик, Какаши радовался, что не оставил его себе.
Разглядывая милую картину, Какаши вдруг захотелось сделать что-нибудь этакое, преподнести Рин какой-нибудь сюрприз. Он не часто баловал ее своим присутствием и внутри чувствовал стыд за это. Невольно вспомнилось изречение одного из сослуживцев, его вечного соперника Майто Гая. «Если хочешь сделать девушке приятное, то подари ей цветы». Хатаке не слишком был сведущ в подобных делах, поэтому решил последовать данному совету. Только возникало одно обстоятельство. Где же он найдет букет цветов, в 2 часа ночи?! Но энергия уже переполняла его, желание добыть букетик любой ценой навязчивой идеей застряло в голове, и Какаши бросился на поиски.
Наконец, в 3-ех кварталах от дома Рин он нашел цветочный магазин. Яркая вывеска с именем Яманака раскачивалась на ветру. Но, как и ожидалось, магазин был закрыт. Да и кто бы стал работать в такое время?!
«Яманака, Яманака... Где-то я слышал эту фамилию», - вертелось в голове у Хатаке. «Может постучаться и попросить мне продать один букет?» Но тут он вспомнил, где же все-таки он слышал эту фамилию. «Ну, уж нет. Это скорее мне по голове настучат», - приуныл парень.
Однако молодость не знает таких понятий, как «нет» и «невозможно». Бесшабашность и какой-то задор прогнали уныние, может быть так на него повлияла эта ночь, а может быть всему виной был образ Рин, вновь и вновь всплывавший в памяти? Кто знает?! Но Какаши и не задумывался над такими вещами, он просто хотел сделать приятное дорогой его сердцу девушке.
Пробравшись на задний двор магазина, Хатаке решил пробраться внутрь.
«В конце концов, это не воровство», - убеждал он себя. «Ведь я собираюсь оставить деньги на прилавке».
Пробравшись через черный ход в магазин, он доверился чутью и стал мягкой бесшумной походкой продвигаться внутрь. Фонарь зажечь он даже не пытался, ведь он хотел остаться не замеченным. Однако чутье его и подвело. Дурманящий запах роз, переплетающийся с легким ароматом ирисов, и нежным запахом лилий просто сбивал его с ног. Сюда еще примешивались сотни других запахов и, конечно же, он не сразу заметил ведро с нарциссами, преграждавшее ему путь. А когда заметил, было уже поздно. Запнувшись об ведро, он полетел внутрь магазина, задев еще какие-то полки, с которых на него посыпались разнообразные травы и горшки с цветами. Грохот стоял просто нереальный, где-то за витриной зажглись огни в соседних домах, послышался лай собак и громкий стук открывающихся дверей.
«Вот черт!» Незадачливый шиноби схватил в руки первое что попалось и, конечно же, забыв оставить деньги, поспешил унести подальше ноги отсюда.
Он несся по темным улицам, прижимая к груди свою добычу и прислушиваясь к звукам, доносящимся со стороны магазина. Но тут он почувствовал опасность, однако и здесь его подвела интуиция. Он успел увернуться от кинутых в него кунаев, а вот от огромного пса, выпрыгнувшего чуть ли не из воздуха, уйти не удалось.
Разглядывая совсем не дружелюбную, грозно оскалившуюся морду, склонившуюся прямо к его лицу, Хатаке понял, что попал. Причем крупно попал, и первая мысль в его голове была: «Лишь бы не она». К сожалению, худшие предположения шиноби сбылись, и прямо над его головой пророкотал насмешливый и в то же время, не предвещающий ничего хорошего, голос.
- Так-так, и кто же тут у нас решил залезть в чужой магазин посреди ночи, мм?
В поле зрения шиноби попали ноги человека, остальное разглядеть не получалась, так как пес и не собирался его отпускать, прижав к земле огромными лапами. Конечно, он в любую секунду мог освободиться, но не драться же с собственными односельчанами?! К тому же вряд ли бы ему дали просто так уйти. Он слишком хорошо знал, что эта женщина, совсем как ее пес, его не отпустит.
- Эээ... - полупридушенным голосом произнес он. - Добрый вечер, Цумэ-сама.
- Хатаке?! - в голосе женщине послышалось неподдельное удивление. - Ты?
Она свела грозно брови и покачала своей гривой непослушных, взъерошенных волос.
- Вот уж кого не ожидала увидеть так это тебя. К тому же какой к черту вечер?! Ночь на дворе.
Какаши скосил в ее сторону глаза. Представительница достопочтимого рода Инудзука стояла, скрестив руки на груди, и осуждающее смотрела на него сверху вниз.
- Куромару, отпусти его, - властно приказала она.
Пес недовольно заворчал, но все же убрал лапы. Какаши потер грудь, облегченно вздохнув, и сел.
- Ну?... - грозно начала женщина.
- Ээ... понимаете... - начал шиноби, непроизвольно краснея от того, что ему сейчас приходилось оправдываться за свои выходки. - Вообщем я... ну... это... С задания возвращался, вот... - последние слова прозвучали совсем жалко и юный шиноби, уже успевший подняться на ноги, покраснел как рак.
- Замечательно, - с издевкой в голосе произнесла Цумэ. - И с каких пор, скажи на милость, ты возвращаешься с задания через цветочные магазины?
Хотя Какаши и был практически на голову выше этой миниатюрной женщины, но чувствовал, будто бы она возвышается над ним как гора. Не зная, что сказать, он повесил виновато голову и уставился в землю.
Цумэ подошла к нему и заглянула в лицо. Только тут Какаши вспомнил про злосчастный букет и постарался спрятать его за спину. Но Цумэ это заметила и на ее лице, к невероятному удивлению Хатаке, расползлась понимающая улыбка.
- Понятно, - усмехнулась она. - И все же, Какаши тебя это не оправдывает.
- Я не... - он запнулся, не зная как закончить мысль.
Не делал ничего? Не делал того, что вы подумали? Он вновь почувствовал, что краснеет от стыда.
Цумэ же продолжала улыбаться.
- Эх, ты - горе-воздыхатель. Не мог потише себя вести, а? Чему вас в АНБУ учат, я не понимаю?!
Какаши удивленно уставился на нее. Он всегда считал ее суровой, неприступной женщиной. Когда идея тренировать собак-ниндзя пришла к нему в голову, он обратился к ней за советом. Она дала ему ряд исчерпывающих указаний и при этом все время твердила про дисциплину. И вот теперь она сквозь пальцы смотрит на такое вопиющее нарушение всех принятых законов. И даже улыбается! Вот этого он точно не мог ожидать никак.
- Цумэ-сама, я...
- Это ведь для Рин, - перебила она его, красноречиво уставившись на букет колокольчиков, а это были как раз они. - Что ж, я знаю, она любит полевые цветы, удачный выбор, Какаши.
Хатаке захотелось провалиться сквозь землю, но отступать было некуда, и он лишь кивнул головой. Но тут он вспомнил, что по идее он украл эти цветы, а Цумэ была на дежурстве и могла его сдать в префектуру, как нарушителя спокойствия, в любую минуту, и что его после этого ждало, он просто боялся подумать. Он напряженно взглянул в лицо женщины.
- Цумэ-сама, - дрожащим от волнения голосом, заговорил он. - У вас ведь дежурство и вы... - он замолчал и начал теребить и без того уже сильно потрепанный букетик. Тихим голосом он закончил. - Вы меня сдадите?
Женщина несколько минут изучала его лицо, после чего, вздохнув, ответила.
- Так-то мое дежурство уже окончилось, я как раз домой возвращалась. Не люблю я надолго оставлять своих безобразников. Хана конечно уже взрослая, скоро на чунина сдавать будет, но вот Киба - тот еще хулиган, - при упоминании сына у Цумэ на лице расплылась гордая улыбка. - Все рвется поскорее поступить в Академию и стать шиноби. Ох, уж эти мальчишки.
Она рассмеялась. В который раз за сегодняшнюю ночь, Какаши удивился. Цумэ - грозная дрессировщица собак, одна из лучших куноити в селении, была в этот момент лишь матерью, с любовью отзывавшейся о своих детях.
Он улыбнулся ей в ответ.
- Ладно, живи и передавай привет Рин, - усмехнулась Цумэ, намериваясь уйти.
Хатаке уже было обрадовался, но тут на ум ему пришло, что он так и не заплатил за цветы, да еще и поди разнес магазин. От содеянного ему стало стыдно.
- Цумэ-сама, там, в магазине, я, кажется сильно... эээ... напортачил и... ну... я не знаю, как это исправить.
Женщина остановилась и посмотрела в его сторону.
- Я завтра поговорю с Иноичи, скажу, что один влюбленный идиот захотел достать цветы для своей девушки, - она усмехнулась, увидев как смутился от ее слов Какаши. - Ну, конечно, я не скажу, что это был ты, не волнуйся. Правда, надо будет заплатить за устроенный погром, но я это улажу. Деньги занесешь позже ко мне в имение. А пока иди к Рин, нечего стоять тут столбом, когда тебя ждет такая девушка.
- Спасибо, Цумэ-сама, - выдохнул Какаши и бросился выполнять ее совет.
Цумэ взглянула на то место, где только что стоял Хатаке и лишь улыбнулась.
- Мальчишки... - вздохнула она и, подозвав Куромару, отправилась домой, к своим детям.
Какаши приземлился около квартиры Рин, свет уже не горел, поэтому он положил букетик около дверей и отправился восвояси.
На следующее утро, Хатаке вышел из резиденции Хокаге. У него вновь было новое задание и необходимо было уже отправляться в путь. Но ему было необходимо еще поговорить со старым другом, поэтому он направился к до боли знакомому мемориалу.
Солнечное утро озаряло мирное селение, и его теплые лучи грели одиноко стоящего перед памятником Какаши.
- Я опять здесь, - тихо произнес он. - Вчера я принес ей цветы. Знаю, я, наверное, выгляжу полным идиотом, так ты скорее поступил бы, а не я. Но знаешь... мне почему-то захотелось. Жаль, что ты не можешь мне ответить. Может быть, ты посоветовал бы мне, как поступить дальше?!
Хатаке Какаши - великий копирующий ниндзя, привыкший прятать свое лицо и душу под маской, стоял около черного обелиска и не знал, как ему быть. Ведь он был всего лишь человеком.
За его спиной раздались легкие шаги, ему не надо было оборачиваться, ведь он знал, что там стоит Рин.
- Я знала, что найду тебя здесь, - раздался ее нежный, добрый голос, от которого у Хатаке потеплело на душе.
Но маска уже была одета и он привык быть один, даже не смотря на свое ночное безумство. Он снова играл роль, ему это не нравилось, но он сам выбрал свою судьбу.
- А, это ты, - безразличным тоном ответил он, оборачиваясь в ее сторону.
Рин смотрела на него и в ее глазах плескалась ласковая улыбка, в руках она держала колокольчик. Какаши слегка смутился, но виду не подал. Несколько минут они просто молча смотрели друг на друга.
- Я слышала тебя вновь отправляют на задание, - грустно вздохнув, наконец, заговорила девушка.
- Это моя работа и кто-то ведь должен ее выполнять, - пожал он лишь плечами.
- Но ты ведь только что вернулся, - тихо произнесла она.
- Я - шиноби, Рин, - сказал он резче, чем хотел и чтобы сгладить свой тон, уже мягче добавил. - К тому же я вернусь, когда-нибудь.
- Да, - улыбнулась она и, поднеся цветок к лицу, игриво добавила. - Знаешь, а мне кто-то вчера оставил цветы.
- Да, неужели, - нарочито холодным тоном произнес Хатаке, хотя внутри у него прямо все подпрыгнуло.
- Ага, - продолжила она, внимательно изучая его лицо. - Интересно, кто бы это мог быть?
- Без понятия, - быстро произнес Какаши, отворачиваясь от нее, чтобы она не заметила легкий румянец на его щеках.
Рин вздохнула, она знала, что Какаши ей не признается, но в душе все же надеялась. Вдруг ее лицо озарила лукавая улыбка.
- Наверное, это был Гай-кун, - приняла она серьезный и задумчивый вид, хотя в глазах ее сверкали задорные искорки. - Он ведь такой, мм... импульсивный. К тому же я ему, кажется, нравлюсь.
Какаши почувствовал, как в груди у него зарождается злость. «Чертов Гай, когда он успел?!» Раньше все их «поединки» ему казались полной чушью, вызывающие в Хатаке только скуку, но сейчас... Сейчас все было по-другому.
- Не думаю, что эти цветы были от Майто Гая, - процедил он сквозь зубы. - Этот придурок до такого бы никогда не додумался.
- Думаешь? - протянула Рин, посмеиваясь в душе над Какаши, она продолжила его подзадоривать. - А мне кажется, он такой… чувствительный.
- Чувствительный?! - Какаши фыркнул. - Этот идиот единственно до чего может додуматься, так это как пробежать стометровку за 5 секунды, что в принципе невозможно. Хотя он это и сделал, - пробурчал он себе под нос, вспоминая их прошлое «состязание».
И Рин, не сдержавшись, рассмеялась. Ее смех был таким чистым и искренним, что Хатаке непроизвольно улыбнулся в ответ. Отсмеявшись, девушка вытерла набежавшие слезы и, несколько раз глубоко вздохнув, произнесла.
- Тогда буду считать, что это цветы от тайного поклонника, - улыбнулась она.
Хатаке хмыкнул. К сожалению, время для разговоров закончилась, его ждала работа, и он остро ощутил, что не хочет уходить, но идти было нужно, ведь он только что сказал ей об этом.
- Мне пора, - став серьезным, произнес он.
Рин грустно кивнула головой и подошла к нему вплотную. Девушка поправила завязки на его плаще и подняла на него свои большие, ясные глаза.
- Ты только, возвращайся, Какаши, - тихо произнесла она, не сводя преданного взгляда с его лица. - Я буду ждать. Всегда-всегда.
Какаши смотрел на нее и не мог говорить, он лишь кивнул и ушел.

Эпилог
Новое задание ждало его. Юный шиноби пробирался по лесу, перескакивая с одной ветки на другую. Ни один посторонний человек не смог бы его заметить, а если бы и увидел, то заметил бы лишь тень. Работа шиноби незаметна, они всего лишь призраки, выполняющие задания без лишних разговоров и чувств. Сейчас он был лишь бестелесным инструментом, скрывающий свое лицо под маской. Давным-давно он привык прятать за ней еще и свою душу, не допуская никого в запретные дебри. Но если бы посторонний наблюдатель вдруг увидел его в этот момент, то он заметил бы странную вещь. Глаза Хатаке улыбались. Он был оружием, но, прежде всего, он был человеком, у которого был дом. То место, куда всегда хочется вернуться, особенно если там ждет любящий тебя человек.

@темы: Какаши, Какаши/Рин, Рин, гет, романс, фанфики, флафф, юмор

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Kakashi Gaiden: past, present... and future?

главная